Мусорный бунт: За что Москве должно быть стыдно

Город заваливает область мусором — Подмосковье отвечает протестами. Демонстративно закрыв «Кучино», президент зачем-то сорвал расписание губернатора Воробьева по плавной консервации оставшихся 15 из 39 крупных полигонов области. Вся система «поплыла», не сумев быстро перераспределить нагрузку. Сейчас масштабу митингов в Подмосковье при скудной огласке позавидуют многие оппозиционные политики. The Village рассказывает, как «мусорные бунты» 2017 года оформились в новое протестное движение и каким образом регион попытается выйти из «неаполитанского тупика».

Как есть сейчас

Это история не про экологию, а про чувство вины. Гринпис оценил площадь всех свалок Московской области в 15 квадратных километров — это мусорная проплешина размером с Садовое кольцо. Дело даже не в том, «видно ли мусор из космоса», — столица в принципе создает пятую часть всех бытовых отходов в России. Мы сжигаем и перерабатываем меньше 10 % от этой грязи, все остальное — 7 миллионов тонн в год — просто вывозят в область.

1 000 КамАЗов мусора Москва отправляет в область каждый день
w4.jpg
Свалку «Кучино» в Балашихе (150 метров до жилых домов) закрыли за один день, «в режиме ЧС» — таким было указание президента. Но мусорный поток невозможно остановить даже на час. КамАЗы из Москвы, словно бесконечно падающие фигурки в тетрисе, операторы стали спешно направлять на любые другие полигоны, которые им удавалось найти. The Village отслеживал эти рекогносцировки еще в июле. Многие свалки оказались не готовы к повышенной нагрузке из столицы даже в проекте. Одновременно прием мусора у местных встал в километровые очереди — тут-то область и «сколлапсировала», словно итальянский Неаполь.

Осенью в Подольске, Видном и Пушкине возникают стихийные навалы мусора прямо на городских улицах. Столичные чиновники и операторы продолжают искать альтернативы для сброса, но находят лишь полигоны, вокруг которых и так кипит протестная активность. Отсутствие реальной политической воли чувствуют все участники рынка. Более того, за два срока у власти Собянин так и не подписал официальное соглашение с Московской областью на вывоз бытового мусора — тогда схему потоков хоть удалось бы вывести из тени. Сейчас же договора шести городских операторов с крупными полигонами в Подмосковье остаются коммерческой тайной.

Популистское решение президента по балашихинской свалке в результате спровоцировало мусорные бунты новой силы. На двух полигонах была одержана победа в 2017 году — свалки закрыли. Запуск еще двух полигонов удалось остановить. Но опубликованная в январе «территориальная схема» — «библия» для мусорного бизнеса — раскрыла более масштабные замыслы властей. The Village рассказывает о наиболее ярких противостояниях в этой войне и показывает расстановку сил на данный момент.

w5.png

Кучинский гамбит

Полигон в Балашихе закрыли со скандалом именно для того, чтобы прорекламировать проект четырех мусоросжигательных заводов в Подмосковье: теперь они становятся «незаменимыми», убежден источник The Village в мусорном бизнесе. Одновременно появляются несколько региональных протестных движений, например «СтопВыброс» и «Душегубка.рф». В сетевых группах активисты по крупицам собирают новую информацию о будущих площадках под строительство заводов, — например, в Могутово или в поселке Свистягино.

В октябре движение пытается провести всероссийскую акцию протеста в один день с Казанью (где тоже будут строить МСЗ по программе «Чистая страна») и Нижним Новгородом, но за неделю до митинга в Москве парк «Сокольники» отзывает согласование. Вечером 4 ноября часть инициативной группы решается на радикальный шаг: 80 человек перекрывают федеральную трассу, Новорязанское шоссе, недалеко от Воскресенска. Активисты требуют встречи с главой района Виталием Чеховым. Чехов отвечает, что акцию проводит «протестно заряженная группа людей, которая ездит по всей Московской области», и отказывается выходить к активистам, сославшись на занятость. Следующие митинги (в среднем на тысячу человек каждый) в Подольске, Наро-Фоминске, Воскресенске и Троицке проводят уже при поддержке политических партий вроде КПРФ или ЛДПР — просто с ними легче добиться согласования, рассказывает собеседник The Village в активистской среде.

На данный момент протесты против мусоросжигательных заводов (МСЗ) в области ни к чему не привели, хотя в инициативных группах считают, что власти несколько раз пересматривали расположение стройплощадок, а местным жителям удавалось сорвать публичные слушания (они носят рекомендательный характер). 29 декабря губернатор Подмосковья Андрей Воробьев заявил, что на четырех уже одобренных МСЗ власти не остановятся и, скорее всего, региону в будущем потребуются еще четыре завода.

Клин. Битва в «Алексинском карьере»

РАССТОЯНИЕ: 85 километров от Москвы

«Алексинский карьер» — рекордсмен по мощности и нарушениям. Протестное движение вокруг 30-метрового полигона стало заметным после того, как активисты записали для прямой линии Путина обращение, идентичное балашихинскому. Только последним повезло, а свалке в Клину — нет. Сейчас в пиковые нагрузки сюда приезжают 700 КамАЗов мусора в день.

До ближайших жилых домов — меньше полукилометра. Горожане регулярно жалуются на удушливый запах в МЧС, у жителей ближайших 14 поселков от свалочного газа першит в горле и слезятся глаза. Никакого выведения стекающей со свалки жидкости нет, фильтрат попадает в местные реки и водоемы, слои мусора не пересыпают грунтом. Не выдерживая длинные очереди, многие водители решают вывалить мусор просто по дороге, в окрестных лесах.

Осенью инициативная группа подала два иска к руководству полигона. Первый иск отклонили, но по второму 13 октября городской суд внезапно приостанавливает работу карьера на три месяца. Местные полдня празднуют победу, но затем замечают, что очередь КамАЗов из Москвы никуда не исчезла. Уже вечером несколько десятков человек собираются у ворот свалки, чтобы перекрыть въезд и проследить за исполнением решения суда. К ночи появляются судебные приставы с новой бумагой — один судья незаконно отменяет решение другого. Активисты вступают в конфликт с охраной полигона, некоторые бросаются под мусоровозы. Утром к воротам «Алексинского карьера» прибывает ОМОН, дубинками полиция оттесняет активистов с трассы. Через день местная активистка Ирина Говорова становится свидетелем того, что «Алексинский карьер» принимает абортированные плоды из химкинского и солнечногорского роддомов (обычно оборот медицинского мусора отделен от всех других отходов). Тогда активист Рашит Шидаков объявляет голодовку у администрации Клина в своей машине, обклеенной плакатами. Несколько крупных митингов на 700 человек вновь проходят в ноябре и декабре.

Удивительно, но громкие клинские протесты ни к чему не привели: «Алексинский карьер» попал в число главных полигонов для новой схемы деления мусора, на его модернизацию и расширение потратят около миллиарда рублей.

Серпухов. Блокада «Лесной»

РАССТОЯНИЕ: 73 километра от Москвы

Свалку «Лесная» в Серпухове должны были закрыть еще в 2013 году после поручений Владимира Путина (как в Балашихе). С тех пор «Лесная» выросла до высоты девятиэтажного дома, устаревший полигон собрал штрафов за нарушения на 200 тысяч рублей и продолжает работать. По данным The Village, на полигон сейчас заезжают до 300 КамАЗов столичного мусора в день. 7 ноября Александр Шестун, глава Серпуховского района, собирает митинг на полтысячи человек буквально в чистом поле — на стоянке мусоровозов по дороге к полигону «Лесная».

Тогда же активистка Надежда Червочкина объявляет голодовку. Потом к ней подключаются еще шестеро активистов местного отделения КПРФ: они переселяются в бытовку прямо на обочине трассы. Затем директор ЧОП, охраняющего здесь дорожные работы, заявляет о давлении со стороны полиции: охранников несколько раз забирают на допрос в ОВД за то, что они не прогоняют голодающих, а директору угрожают отъемом лицензии на бизнес. Позже одного из голодающих госпитализируют. В конце ноября митинг повторяется — около тысячи активистов решают толпой перекрыть дорогу к полигону, возникает очередь из мусоровозов. К месту действия приезжает полиция: активистов выталкивают с трассы, задержаны более 30 человек. Наконец, в начале декабря депутат Госдумы от КПРФ Владимир Кашин приезжает к «Лесной» и «убеждает» голодающих завершить акцию. Кроме того, по данным Life, 6 декабря главу Серпуховского района Александра Шестуна временно объявляли в розыск по делу о перекрытии дороги.

На данный момент протесты вокруг полигона ни к чему не привели. Областное Минприроды планирует продлить работу «Лесной» до 2024 года.

Коломна. Стояние в Воловичах

РАССТОЯНИЕ: 85 километров от Москвы

После закрытия полигона в Балашихе нагрузка на 30-летний полигон «Воловичи» увеличилась в несколько раз — запах впервые почувствовали в самом городе Коломне. Активист Вячеслав Егоров заявляет, что сейчас местного мусора в «Воловичах» — меньше шестой части при потоке в 300 КамАЗов каждый день. На узкой дороге к свалке регулярно возникает километровая очередь из грузовиков.

Протестная группа «Воловичей» — одна из самых ярких, на их страницу «ВКонтакте» подписаны более 10 тысяч человек. Активисты добились установки веб-камер по периметру полигона. По трем искам к руководству суд встал на сторону исцов. Несколько раз на свалке вспыхивал пожар, тогда ядовитый туман стелился по ближайшим селам. Глава Коломны Денис Лебедев был вынужден лично проводить экскурсии по полигону, чтобы успокоить людей. В январе жители деревень Барановка и Сычево устраивали в чистом поле «чаепития» на 50 человек, после которых полиция «ходила по квартирам» и вызывала участников на допрос.

15 января влиятельного экоактивиста Валентина Соколова осудили на 1,5 года колонии за репост в «Одноклассниках», который он сделал еще в 2015 году. Соколов был организатором нескольких крупных митингов в Подмосковье, соратники считают его уголовное дело способом давления. В минувшее воскресенье, 11 февраля, в городе прошел самый крупный митинг за всю историю «мусорных протестов» в Подмосковье — против свалки выступили около 3 тысяч человек, акцию заметили федеральные СМИ.

Пока протесты вокруг «Воловичей» ни к чему не привели — по новой «территориальной схеме» полигон все так же стоит в планах на расширение и модернизацию, хотя глава Коломны Денис Лебедев сейчас убеждает людей, что новые участки земли к «Воловичам» прирезать не будут. Одновременно власти решили пока не закрывать мусорный полигон «Астапово» в соседнем районе (больше 100 километров от Коломны), иначе мусорная нагрузка на «Воловичи» возрастет раньше модернизации.

Чехов. Кулаковская осада

РАССТОЯНИЕ: 51 километр от Москвы

Полигон «Кулаковский» в Чехове и так стоял в плане на консервацию в 2017 году, как раз в одном ряду с полигонами «Астапово», «Каурцево» и «Царево» (два последних также закрыли). Однако выход «Кучина» вне очереди катализировал протесты вокруг них. Владимир Путин поддерживал закрытие «Кулаковского» еще пять лет назад: от огромной кучи мусора — 120 метров до жилых домов и 400 метров до местной школы.

Основные действия вокруг «Кулаковского» разворачиваются параллельно с эпопеей в Балашихе. Инициативная группа MUSORKA.NET планировала митинг в июне, но власти внезапно отказали им в согласовании. Тогда активисты объявляют голодовку со штабом акции в деревне Манушкино вблизи свалки. 17 июня, через два дня после прямой линии, голодающего активиста Михаила Бурдина задерживают на парковке у вокзала: его вытаскивают из собственной машины, затем 30 полицейских с собаками проводят обыск, изымают личные вещи и номера газеты «Долой». Бурдина привозят в отделение и в тот же день судят за организацию незаконного митинга. Тогда же в рейсовом автобусе «Чехов — Манушкино» задерживают и 82-летнюю активистку Ольгу Чурикову — у нее в руках были те же протестные газеты. Начальник полиции Андрей Большаков выволок женщину из автобуса «за шкирку», после чего Чурикова вдруг бросается под полицейскую машину. Еще два дня пенсионерку насильно продержали в психиатрической клинике без всяких документов.

Несмотря на агрессию полиции, в июле местные власти отреагировали на акцию протеста. К 1 сентября Кулаковская свалка была закрыта, раньше срока. Поток мусора отсюда, впрочем, просто перенаправили на полигон «Лесная» в Серпухове, о котором рассказано выше.

Мобилизация Орехово-Зуева

РАССТОЯНИЕ: 70 километров от Москвы

Поводом для бунта стал июньский пост губернатора в инстаграме. Тогда Воробьев без всякой конкретики упомянул новый мусорный завод в Орехово-Зуеве сразу после закрытия «Кучино». Слухи мгновенно распространяются по 120-тысячному городку. В конце месяца администрация вдруг пытается поменять назначение участка в 60 гектар на окраине с фермы на «специальные нужды» (подходит для полигона или завода).

Сам мэр узнает об этом за два дня до публичных слушаний. В миниатюрный зал набиваются больше 300 человек, жители голосуют против. За следующие две недели активисты успевают собрать 43 тысячи живых подписей под протестной петицией — это треть населения города. Воробьев отступает, для мусора решают искать другое место.

Троицк. Малинковское перемирие

РАССТОЯНИЕ: 0 километров от Москвы

В октябре «РБК» раскрывает планы по запуску нового мегаполигона в Малинках под Троицком, на территории Новой Москвы: старая свалка, расширенная в восемь раз, моментально становится крупнейшей в Европе. До жилых домов от нее — 500 метров. Любопытно, что стройка вокруг полигона тайно началась еще в январе 2017 года, но до осени власти преподносили ее только как «рекультивацию» (оздоровление свалочной земли).

Жители Троицка и окрестных поселков создают движение «#СтопМалинки». За два месяца они собирают более 50 тысяч подписей против, проводят митинги в Троицке и Подольске. Перелом наступает в ноябре: новые «мега-Малинки» сначала вносят в реестр полигонов — то есть объявляют об открытии, — а через неделю исключают. По данным The Village, помогли «связи» активистов из числа жителей элитных коттеджей Красной Пахры.

Наконец, в декабре реагирует сам Собянин: он #services">подписывает официальное распоряжение о консервации, после того, как на проблему «Малинок» обратил внимание Совет по правам человека при президенте. Движение «СтопМалинки» празднует победу, но местные до сих пор сохраняют скепсис. В бумаге мэра нет точных указаний, какой именно полигон закрыт — старые Малинки, или новые, то есть присоединенные 46 гектаров. Сейчас на этой земле планируется «опытно-экспериментальная площадка» — под такую формулировку подходит даже мусоросжигательный завод. Источники The Village в мусорном бизнесе заявляют, что в «Малинки» уже «вложено слишком много денег»: де-факто, полигон полностью готов, завозить туда мусор можно хоть прямо сейчас, но откроют «Малинки» теперь только после президентских выборов.

Партизаны «Ядрово», «Непейно», «Торбеево»

РАССТОЯНИЯ: 86, 57 и 7 километров от Москвы

Массовые акции на протяжении 2017 года проходили и в других городах, куда перераспределился мусорный поток. Например, местные называют митинг против расширения полигона «Ядрово» — крупнейшим в истории Волоколамска, «к которому не приложила руку власть». В октябре митинг повторяется под проливным дождем, инициативная группа требует отставки главы района.

Сейчас в «Ядрово» отправляется весь северо-восточный мусор Москвы, мощность потока достигает 200 грузовиков в день. Еще у одного модернизируемого полигона, «Непейно», на севере Подмосковья протестная группа существует уже более трех лет. Свои 300 КамАЗов в сутки здесь проезжают прямо по центральной улице села Орудьево, а сама деревня Непейно (600 метров от свалки) заселена многодетными матерями по президентской программе. О планах по расширению свалки здесь узнали еще в феврале — гораздо раньше, чем был закрыт полигон «Кучино», первые народные сходы прошли в апреле. Локальные митинги проходили и на полигоне «Торбеево» в Люберцах, который первым принял удар «кучинского потока». До жилых домов от мусорной горы здесь чуть меньше 50 метров, несколько коттеджей выходят окнами прямо на свалку через дорогу. Новая «территориальная схема» планирует расширить и «Ядрово», и «Непейно». Работу же люберецкого полигона просто продлят до 2021 года.

Владимирский плацдарм

РАССТОЯНИЕ: 57 километров от Москвы

Две недели назад, 27 января, в небольшом городке Киржач прошел крупнейший во Владимирской области митинг за последние семь лет. К двухтысячной толпе присоединилась даже глава города Надежда Скороспелова. Протестующие требовали не допустить создания новой свалки на месте танкового полигона в поселении Филипповском. Кусок леса здесь ранее «втихую» выкупили легендарные московские бизнесмены Андрей Бокарев и Искандер Махмудов, через «компанию-прокладку», всего за 27 миллионов рублей, по цене в 100 раз меньше кадастровой стоимости участка (суд об этой сделке тянется уже больше года). Площадь будущего мусорного комплекса — 1 200 гектаров, это чуть больше Васильевского острова в Петербурге. Авторы проекта заявляют, что свалка будет занимать только 57 гектаров, остальное — технические здания и зона отчуждения. Однако несколько экологов, включая Олега Митволя из «Зеленых», считают, что новый частный полигон в Филипповском «заточен под московскую реновацию».

В сентябре власти вдруг отменили публичные слушания, которые были нужны, чтобы закрепить новое предназначение земли под свалку. Удивительно, но протестная группа во главе с муниципальным депутатом Еленой Гашиной на прошлой неделе даже выиграла иск к главе Филипповского, Олегу Иванову: теперь он должен уйти в отставку. Именно Иванова связывают с незаконной продажей земли под полигон. Сейчас активисты готовят новые иски и митинги.

Как реагировали власти

Федеральные чиновники, как правило, не комментируют локальные протесты. Лишь губернатор Владимирской области, Светлана Орлова, намекала, что митинг в Киржаче организовывали из Москвы, так как людей «свозили на автомобилях с московскими номерами». Мэр Москвы Сергей Собянин конкретно высказывался только по ситуации с «Малинками» накануне консервации полигона, а также пообещал помочь Подмосковью с оздоровлением уже закрытых свалок, назвав их «общей проблемой».

Существование «мусорного коллапса» в целом еще в августе признавал Сергей Донской, глава Минприроды РФ. Наконец, Владимир Путин высказался в общем о протестах на встрече с министром в ноябре: «Нельзя поощрять ситуацию, когда в одном месте полигон закрывают, а в другое место в совершенно не контролируемом масштабе начинают свозить, на неподготовленные площадки, опять рядом с жильем и так далее. Это вызывает абсолютно законную негативную реакцию людей», — сейчас эту цитату при случае всегда вспоминают в инициативных группах и на митингах.

Кроме того, министр экологии Подмосковья Александр Коган в ноябре заявил, что именно из-за протестов на местах власти меняют «территориальную схему» деления мусора — закрытие нескольких полигонов откладывается, чтобы еще сильнее не перегружать систему. В декабре он же говорит о планах открыть несколько новых полигонов: «Москва хочет, чтобы мы максимально задействовали свои ресурсы, потому что мощностей у нас реально не хватает, чтобы работать с московскими отходами».

Почему некоторые свалки не закрываются

По словам собеседника The Village в мусорном бизнесе, контроль над многими свалками в области до сих пор сохраняют местные ОПГ (организованные преступные группировки). Они же, наряду с операторами по вывозу, остаются и главными лоббистами новых «территориальных схем» в России: «Решения политиков по закрытию или незакрытию многих свалок — это на самом деле просто поверхность их взаимоотношений с местными ОПГ, и что там в реальности происходит, мы можем только догадываться», — заключает источник.

The Village обнаружил, что управляющие компании двух наиболее скандальных действующих полигонов, «Лесной» и «Алексинского карьера», связаны между собой, хотя сами свалки находятся на противоположных сторонах от Москвы. Так, по данным ЕГРЮЛ, гендиректор клинского ООО «Комбинат» (обслуживает «Алексинский карьер») Юрий Цырульников и владелец предприятия Леонид Шкапин связаны с группой компаний бизнесменов Николая и Максима Нефедовых через бывшие доли в ООО «Агиасма», а также через некий подставной «Фонд поддержки ветеранов отечества». Кроме создания православной гимназии в нулевых, о деятельности фонда ничего не известно. Зато он владеет химкинской компанией «Экопромсервис» пополам с «Группой Хикон». Последнюю пресса связывала с влиятельной семьей бизнесмена Петра Кацыва, бывшего министра транспорта Московской области, топ-менеджера РЖД и фигуранта «дела Магнитского».

Именно адвокат Кацыва Наталья Весельницкая упоминала о связях Николая Нефедова с криминалитетом, называя его «Нефедом Нижегородским» (в этой же роли его упоминают несколько анонимных компрометирующих биографийиз нулевых, а также газета «Московский Комсомолец» в 2010 году). Наконец, по данным «Картотеки» «Коммерсанта», через цепочку химкинских компаний «Экопромсервис» связан с бизнесменом Андреем Чернухой, который, судя по бывшим и нынешним должностям, — старый деловой партнер Нефедовых. Именно Андрей Чернуха — стопроцентный нынешний владелец ООО «Скайвэй», которое эксплуатирует полигон «Лесная» в Серпухове. Напомним, оба полигона продолжат свою работу и в новой «территориальной схеме», несмотря на множество нарушений и масштабные протесты, а в модернизацию «Алексинского карьера» еще и вложат около миллиарда рублей.

Две крупные свалки в области, которые власти торжественно закрыли в 2017 году, связал с преступностью телеканал «Дождь». Так, бенефициарами управляющей компании того самого полигона «Кучино» журналисты назвали Балашихинскую ОПГ, а «Кулаковский» полигон в Чехове связали с подольской группировкой. Подозрительные связи и неожиданные назначения районные активисты прослеживают и по другим свалкам, даже без связей с криминалитетом 90-х. Например, модернизируемый полигон «Непейно» обслуживает компания семьи Владислава Юдина, главы соседнего Талдомского района Подмосковья. А в руководстве упоминавшегося полигона «Воловичи» под Коломной сейчас те же люди, которые курировали и полигон «Ожерелье» в Кашире, — его не могли потушить около года.

Что будет дальше

Прямо сейчас новая областная «Территориальная схема обращения с отходами» (полный документ по ссылке) проходит «публичное обсуждение». Вот несколько важных выводов из этого масштабного документа:

ОБЛАСТЬ ПОДЕЛИЛИ НА СЕМЬ КЛАСТЕРОВ. По подобию московской схемы сбора мусора, о которой The Village уже писал, в каждом кластере вывоз возьмет на себяотдельная компания-оператор (конкурс на их выбор пройдет до конца весны). Источники The Village утверждают, что «результат будет ожидаемым» и победят столичные операторы.

ПЯТЬ ПОЛИГОНОВ МОДЕРНИЗИРУЮТ, ПОТОК МУСОРА НА НИХ ВОЗРАСТЕТ. В список попали «Алексинский карьер», «Ядрово», «Непейно», «Воловичи» и «Храброво». Власти заявляют, что к существующей территории свалок «прирежут» еще землю, но только чтобы построить там инфраструктуру для сортировки и частичной переработки. Источник The Village в мусорном бизнесе заявляет, что на практике у части полигонов расширится и активная зона захоронения.

В ТРЕХ РАЙОНАХ ПОДМОСКОВЬЯ БУДУТ ОФИЦИАЛЬНО ОТКРЫТЫ НОВЫЕ ПОЛИГОНЫ — это городской округ Серебряные Пруды, округ Кашира и Сергиево-Посадский район. Точные адреса до сих пор не называются: авторы схемы отмечают «значительное социальное напряжение», которое сопровождает запуск любого нового полигона. Все новые и модернизированные полигоны различаются по объемам мусора, которые они будут принимать (здесь можно посмотреть фрагмент схемы с таблицей). Крупнейшим остается полигон «Тимохово» в Ногинском районе, который с 2019 года будет принимать до 1 500 тысяч тонн мусора в год. По словам опрошенных The Village экспертов, больше половины мусора, который будет принимать каждый полигон, по-прежнему будут везти из Москвы.

ТРИ ПОЛИГОНА ЗАКРОЮТ ДО КОНЦА 2018 ГОДА. Это полигоны «Малая Дубна» в Орехово-Зуеве, «Каргашино» в Мытищинском и «Сабурово» в Щелковском районах Подмосковья.

ТАРИФЫ НА ВЫВОЗ МУСОРА ВЫРАСТУТ. Сейчас одновременно с территориальными схемами обновляется и федеральный закон «Об отходах...». В декабре туда чуть было не добавили условие про пониженные тарифы вывоза для уже сортированного мусора — чтобы стимулировать людей собирать раздельно стекло, пластик и бумагу. Но в последний момент поправкуправительства сняли, — сейчас эта идея снова только обсуждается в ФАС и Минпромторге. В январском интервью глава Минприроды Сергей Донской и вовсе предложил заваривать мусоропроводы, чтобы стимулировать людей собирать отдельно; некоторые СМИ ошибочно растиражировали его слова как уже принятое решение. Впрочем, в Подмосковье все равно создадут сеть мусороперегрузочных и сортировочных станций — стройку оплатят новые операторы, они же в итоге и поднимут тарифы, чтобы покрыть расходы. Возможно, это коснется и тарифов внутри Москвы.

СТАЛИ ИЗВЕСТНЫ ТОЧНЫЕ АДРЕСА ЧЕТЫРЕХ БУДУЩИХ МУСОРОСЖИГАТЕЛЬНЫХ ЗАВОДОВ. Все они, впрочем, были известны протестным группам и раньше. Это участки под Солнечногорском (деревня Хметьево), Воскресенском (деревня Свистягино), и Наро-Фоминском (деревня Могутово), а также рядом с полигоном «Тимохово». Любопытно, что в документах МСЗ называют «заводами термической обработки».

Мусоросжигание как панацея

На мусоросжигательные заводы и Москва и область делают серьезную ставку. Мощность четырех суммарно — 2,8 миллиона тонн мусора в год. Наполовину они будут загружены мусором из Москвы, но для самой столицы это будет меньше четверти всех отходов, которые производит город. Губернатор Андрей Воробьев уже заявил, что ищет площадку под еще четыре завода. The Village выбрал главные аргументы за и против технологии.

За сжигание мусора

ТАК ДЕЛАЮТ ВСЕ. Заводы по термическому обеззараживанию строят во всем мире, это один из самых популярных способов утилизации мусора в развитых странах. Популярный пример — мусоросжигательный завод прямо на берегу Сены в Париже.

ЗАВОДЫ БУДУТ ЧИСТЫМИ. «РТ-инвест» заявляет, что заводы проектируются совместно со швейцарско-японской компанией Hitachi Zosen Inova. Росприроднадзор считает станции «полностью экологически безопасными».

ЗАВОДЫ ПРОИЗВОДЯТ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЮ. Правда, энергия от сжигания получается в 13 раз дороже, чем от обычных тепловых электростанций.

Против сжигания мусора

ЯПОНЦЫ НЕ КОНТРОЛИРУЮТ ПРОЕКТ. Опрошенные The Village эксперты считают, что российские заводы, даже по японским проектам, будут отличаться. Разработкой занимается новосибирская компания «Котэс», у которой нет опыта. Фильтры проектирует «Росатом», а котел делает одна из дочек ЗИЛа. Hitachi будет поставлять только «решетки» (высокотехнологичная часть котла, на котором происходит само горение).

ДИОКСИНЫ ПЛОХО ИССЛЕДОВАНЫ. Это летучие яды, которые образовываются в процессе горения отходов. Помимо хлорсодержащих диоксинов, которые уже умеют фильтровать, бывают еще и фторные, бромные, йодные, которые улавливаются плохо. Кроме того, даже проектировщик заводов сомневается, что поступающий на завод мусор будут предварительно сортировать, как это делают в Европе.

НЕКУДА ДЕВАТЬ ЗОЛУ. После сжигания остается также порошок, который куда более ядовит и для почвы, и для поверхностных вод, чем обычный бытовой мусор. Зарывать эту золу на обычных свалках нельзя, а специализированных полигонов в области нет.

Источник:

http://www.the-village.ru/village/city/infrastructure/301663-musor-che-s...

Комментарии

Уважаемые соседи!
Поступила информация, что в экстренном порядке сейчас ищется место под новый полигон и, в первую очередь, рассматриваются подготавливавшиеся ранее варианты. Мы должны показать нашу готовность, при необходимости, оперативно действовать в связке с инициативными группами других районов.
Просьба администратору сделать рассылку членам ранее работавшей инициативной группы о готовности мобилизоваться при первой необходимости.